Обзор сайта
Сделать пожертвование
Наш партнер: интернет магазин tatet.ua

Вернуться   Форум г. Припять > Последняя колонка > Другие радиационные аварии
Регистрация Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Другие радиационные аварии Раздел для обсуждения происшествий на атомных объектах по всему миру, таких как "Три-Майл-Айленд", "Фукусима", "Маяк" и другие.

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме
Старый 22.04.2011, 16:19   #1
NiJEGOROD
Участник
 
Аватар для NiJEGOROD
 
Регистрация: 18.04.2011
Адрес: Нижний Новгород
Возраст: 55
Сообщений: 30
Включить репутацию: 224
По умолчанию Радиационная авария на заводе «Красное Сормово»

Радиационная авария на заводе «Красное Сормово» — произошла на заводе «Красное Сормово» 18 января 1970 года при строительстве атомной подводной лодки К-320 проекта 670 «Скат».
При строительстве атомной подводной лодки К-320, когда она находилась на стапеле, произошёл несанкционированный запуск реактора, который проработал на запредельной мощности около 15 секунд. При этом произошло значительное радиоактивное заражение территории цеха, в котором строился корабль. В цехе находилось около 1000 рабочих. Радиоактивного заражения местности удалось избежать из-за закрытости цеха. В тот день многие ушли домой, не получив необходимой дезактивационной обработки и медицинской помощи. Шестерых пострадавших доставили в больницу в Москву, трое из них скончались через неделю с диагнозом острая лучевая болезнь, с остальных взяли подписку о неразглашении произошедшего на 25 лет. Только на следующий день рабочих начали отмывать специальными растворами. В тот же день 450 человек, узнав о произошедшем, уволились с завода, остальным пришлось принять участие в ликвидации последствий аварии. Основные работы по ликвидации аварии продолжались до 24 апреля 1970 года. В них приняло участие более тысячи человек.
За участие в ликвидации аварии никто из них правительственных наград не получил.
К январю 2005 года из более тысячи участников в живых оставалось 380 человек. Из льгот они имеют только небольшое пособие от областных властей (330 рублей в месяц до 1 января 2010 года, 750 рублей — с 1 января 2010 года). Получить более высокий статус как работники подразделения особого риска они не могут из-за отсутствия закона. Новый владелец завода «Красное Сормово» де-юре никакой ответственности за происшедшую тогда аварию не несёт.
__________________
УЛПА -1986г.
NiJEGOROD вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.04.2011, 19:15   #2
NiJEGOROD
Участник
 
Аватар для NiJEGOROD
 
Регистрация: 18.04.2011
Адрес: Нижний Новгород
Возраст: 55
Сообщений: 30
Включить репутацию: 224
По умолчанию

Егор Верещагин

Ядерную аварию на “Красном Сормове” ликвидировали женщины

Это не юбилейная дата — авария произошла 37 лет назад. Но все равно мы решили о ней написать, поскольку ликвидаторов и просто очевидцев с каждым годом становится все меньше. Все произошло в городе Горьком 18 января 1970 года — задолго до чернобыльской катастрофы. Благодаря героическому труду рабочих “Красного Сормова” авария не приобрела масштабного характера. Но память о ней жива до сих пор, в основном благодаря Александру Зайцеву, который был тогда на заводе старшим строителем. А сегодня наш собеседник возглавляет общество ликвидаторов “Январь-70”.
В год — по две атомные лодки
Завод “Красное Сормово” работал тогда в бешеном темпе. Руководство предприятия обязалось поставлять ВМФ по две атомные подлодки в год.
А с самого начала 1970-го развернулась настоящая гонка. Ведь это был особенный год, год ленинского юбилея. В одном из заводских цехов строились две подлодки проекта “Скат”. Этот проект подразумевал оснащение лодок ракетами подводного старта. За непрочной перегородкой готовили еще две субмарины проекта “Сом” и проекта “Семга”. Но речь пойдет о “Скате”…
18 января в тот год выпало на воскресенье, поэтому рабочих в цехе было немного — 156 человек. Остальным просто повезло. По словам Александра Зайцева, в иные горячие дни в цехе работало до тысячи человек.
Большинство работников обслуживали подлодку К-308 — ее уже готовили к спуску. И только 12 монтажников проверяли реактор на К-320, которая находилась рядом. Именно на этой подлодке и произошла авария.
Монтажники должны были только проверить прочность первого контура реактора. Для этого надо было залить его холодной водой.
Первый контур был закрыт технологическим кожухом, и в этом главная ошибка.
— Согласно инструкции кожух во время испытаний должен быть снят, — рассказывает Александр Зайцев. — А когда он снят, видно, какие заглушки установлены на контуре. По инструкции это должны быть красные резинометаллические заглушки, которые выдерживают напор в 240 килограммов. Но поскольку все делалось в бешеном темпе, они находились на другой подводной лодке. Их перетаскивали с одной субмарины на другую. На К-320 во время испытаний стояли только белые пластмассовые заглушки, которые защищают реактор от попадания внутрь пыли. Естественно, они не выдержали.

Кожух взлетел на 50-метровую высоту
Когда испытания начались, напор воды стал увеличиваться. Случилось непредвиденное: под этим напором сдвинулась компенсационная решетка — это уже просчеты в конструкторско-технологической документации. В результате реактор заработал на предельной мощности. В этот момент вода выбила пластмассовую заглушку вместе с кожухом. Кожух взмыл вверх и разбил стеклянные фрамуги, которые находились на 52-метровой высоте. А вместе с ним наружу вырвался столб радиоактивной пароводяной смеси.
Реактор работал на предельной мощности всего 15 секунд, но этого хватило, чтобы облучить цех дозами, которые в сотни раз превышали предельно допустимые.
— В первую очередь в аварии виноваты монтажники, — считает Александр Зайцев. — Но они расплатились за это сполна. Ни один из 12 монтажников не выжил. Семеро из них умерли в течение недели.

Радиация в тысячи раз выше нормы…
Монтажники мгновенно получили высокие дозы радиации, не совместимые с жизнью. Какие именно, неизвестно. О том, каков уровень радиации в цехе и какую дозу получали люди, дозиметристы помалкивали. А поскольку самим дозиметристам “досталось” больше всех, спросить сегодня не у кого…
Однако известно, что в момент катастрофы уровень выброса составил 75 тысяч кюри.
Понять, что кроется за этой цифрой, нам помог председатель Нижегородского отделения Союза Чернобыльцев Эрих Кокин:
— Зоной, где людям не разрешалось жить, у нас считалась территория с уровнем в 25 кюри и более. Если уровень загрязнения составлял 1 кюри, людей из такого места не вывозили, но условия проживания у них были льготными. Потому что естественный фон — это меньше одного кюри.
— Монтажники буквально выползали из цеха, — рассказывает Александр Александрович. — На их лица были страшно смотреть, они как будто бы были обварены кипятком. Кстати, в отчете так и написали, что несколько рабочих обварились кипятком при испытании сухогруза. На заводе их пытались отпоить молоком, но оно тут же выливалось назад.
На спецпоезде монтажников отправили в Москву в Тушинскую больницу, куда потом доставят Чернобыльцев.
Там они умерли от острой лучевой болезни — все, кроме Владимира Горева и Владимира Сердюка. Кстати, во время аварии Горев поступил по инструкции: немедленно задраил ближайший отсек подлодки, чтобы туда не распространялась радиация.
— А Сердюк по телосложению был просто гигантом, — вспоминает Александр Зайцев. — Он увлекался чуть ли не всеми видами спорта. Из Москвы он вернулся просто стариком, с отказавшими ногами и ампутированной рукой, и прожил недолго.

ВМФ умыл руки
21 января состоялось расширенное совещание партийно-хозяйственного актива завода. На нем присутствовал и наш собеседник Александр Зайцев. Он вспоминает, что речь держал академик Анатолий Александров, курировавший строительство атомных подлодок, будущий президент АН СССР.
На собрании вкратце была обрисована критическая обстановка. У ВМФ на тот момент были люди, которые профессионально могли бы ликвидировать аварию, в частности экипаж подлодки. Он был уже сформирован и находился на тот момент в Горьком. Но руководство ВМФ запретило морякам подходить к месту аварии.
—- Тогда было так: пока лодка строится, за нее отвечает Министерство судостроения, — объясняет наш собеседник. — И только во время морских испытаний, когда на лодке поднимают флаг, она переходит на баланс ВМФ.
Поэтому единственная надежда была на простых работников завода. К ним, то есть к гражданским лицам, и обращался академик Александров с просьбой помочь в ликвидации аварии.
К-320 решили выскоблить вместе со всем цехом, заменить на ней реактор и достроить. Ведь подлодка была готова на 75 процентов, а каждая такая субмарина обходилась государству в 50 миллионов рублей.

“Нас оставалось только трое”
Первая группа добровольцев состояла из 18 человек.
В первый раз, 23 января, они должны были зайти в цех и показать тем самым отсутствие страха перед радиацией. Это были люди, которым доверяли, за которыми пойдут остальные. В число этих восемнадцати входил и Александр Зайцев.
Никто точно не знал, что происходит внутри К-320. Даже академик Александров не давал гарантии, что реактор не “бабахнет”…
— Когда вошли, поразила мертвая тишина, непривычная для цеха, — делится с “НР” воспоминаниями Александр Зайцев. — А еще мы почувствовали противный запах. Все прекрасно знали, что радиация запаха не имеет, но пахло какой-то мертвечиной. Все мы, кстати, были в масках из защитной ткани Петрянова. И те из нас, кто курил, не выдержали. Они сняли маски и закурили. Некурящих было трое, в том числе и я. Все, кто тогда закурил, в скором времени умерли. Ведь они надышались смертельной радиактивной пыли. В живых нас осталось только трое.

Стакан спирта — и вперед
А потом началась ликвидация. Люди работали круглосуточно, в три смены. Время “разового” пребывания работника в опасной зоне составляло примерно четыре часа. Перед выходом каждому наливали стакан спирта — эту защитную меру прописал академик Александров.
Помимо алкоголя, от радиации людей защищали упомянутые выше маски и обыкновенные заводские робы. Все это сдавалось после того, как человек выходил из злополучного цеха, и сжигалось.
На ликвидацию были брошены не только работники “Красного Сормова”, но и специалисты из ОКБМ, “Лазурита” и электромонтажного предприятия “Эра” — в общей сложности около тысячи человек.
Это, пожалуй, была единственная в мировой истории ядерная авария, в ликвидации которой были задействованы женщины — крановщицы, маляры, изолировщицы… Все они получили немалые дозы.
А сама ликвидация состояла в том, что цех драили швабрами. Потом эти места мерили дозиметристы. Если уровень превышал допустимое значение — снова драили…
Мусор сжигали и отправляли пепел на Семеновский могильник. А радиоактивную воду грузили на специальное судно “Герой Сидоров”. Говорят, что вода с этого судна сливалась прямо в Волгу…
Реактор К-320 сильно разбух. Чтобы снять угрозу цепной реакции, его засыпали карбитом бора. Потом с трудом вытащили и отправили на завод “Маяк”. Дальнейшая его судьба неизвестна. Кстати, “выскабливать” пришлось не только аварийную подлодку, но и соседнюю — К-308. Да и весь цех, и даже территорию завода…
Еще один штрих: пока шла ликвидация, за тонкой перегородкой преспокойно строились две подлодки проекта “Сом” и проекта “Семга”…

Или квартира, или “волчий билет”
Почему же работники завода, в том числе и женщины, соглашались на такую “уборку”?
Дело в том, что ликвидаторам были положены особые льготы. За столь опасный труд некоторым давали квартиру. Все получали существенную прибавку к зарплате. Например, нашему собеседнику за каждый выход на аварийные работы давали по 50 рублей — при том, что зарплата у него была 185 рублей плюс премии.
Кроме того, для ликвидаторов на “Красном Сормове” было организовано лечебно-профилактическое питание, кормили на убой.
Поэтому даже те, кто знал о последствиях радиации, соглашались. Но были и те, кто не знал…
— Был ведь еще и патриотический момент, — вспоминает наш собеседник. — Время тогда было такое. Многие не за квартиру работали, они просто не могли поступить иначе. А еще взаимное доверие играло большую роль. Ведь в той первой партии из 18 человек все были мои друзья. Например, Василий Третьяков — герой Отечественной войны, он один в свое время потушил пожар на дизельной лодке. Как я мог его бросить? Как бы я им всем в глаза смотрел, если бы отказался?
Примерно так же повел себя и директор “Красного Сормова” Михаил Юрьев, который вошел в аварийный цех еще 20 января. Когда его попытались остановить, он сказал:
— Если я не пойду, кто тогда вообще пойдет?
Работников, которые отказывались “убираться” в аварийном цехе, исключали из партии и увольняли с завода. Причем с “волчьим билетом”, то есть они не могли устроиться на другое предприятие. Несмотря на столь суровые меры, в 70-м году произошел массовый отток рабочих из “Красного Сормова”. Ведь люди, побывавшие в цехе, начинали серьезно болеть и умирали. Это невозможно было скрыть от заводчан.
— Те, кто увольнялся даже “с волчьими билетами”, находили работу, — говорит Александр Зайцев. — Специалисты с “Красного Сормова” ценились очень высоко.

Директор отстоял своих
Пока шла ликвидация, военные вели следствие, то есть искали виновных. В результате в СИЗО на проспекте Гагарина отправились четыре человека, которых не было в цехе в день аварии: начальник реакторного цеха, начальник отдела автоматики, начальник заводского бюро автоматики и инженер по технике безопасности. Директор “Красного Сормова” грудью встал за этих работников. Через три месяца их всех отпустили и вернули на завод. Дело замяли, официально заявив, что ошибка произошла на стадии конструкторской разработки.

Гриф секретности сняли через 25 лет
28 апреля 1970 года дозиметристы в очередной раз обошли цех и обнаружили, что участков, где допустимый уровень радиации был бы превышен, не осталось. Авария была ликвидирована. К-308 была сдана в срок. К-320 была сдана в следующем году и прослужила ВМФ даже чуть больше положенного срока, охраняя границы Родины.
За эти события завод “Красное Сормово” был награжден орденом Октябрьской Революции, а его директор Михаил Юрьев стал Героем Соцтруда.
Ликвидаторы долгое время вообще не могли претендовать на какие-либо льготы. Ведь официально завод “Красное Сормово” не производил подводных лодок — какая же тут авария?
Интересно, что западная общественность узнала обо всем незамедлительно. 19 января 1970 года по радио “Свобода” прошло сообщение о том, что в Горьком на “Красном Сормове” произошел самозапуск реактора. А в советской прессе первые публикации об этих событиях появились в 1995 году. Именно тогда был снят гриф секретности.

Найдутся ли в казне деньги на льготы?
Из тысячи ликвидаторов до наших дней дожили 350, 150 человек из доживших — инвалиды второй и первой групп.
Эти 350 человек получают поддержку на областном уровне, но на федеральном уровне до сих пор не могут получить положенных им льгот. Имеется в виду ежемесячная выплата в размере 1000 рублей, бесплатные путевки и лечение.
Именно этими льготами обеспечиваются чернобыльцы — по отдельному закону. По отдельному — военные, ликвидировавшие атомные аварии. А для гражданских ликвидаторов никакого документа не предусмотрено.
Между тем закон “О мерах социальной поддержки граждан из подразделений особого риска”, в котором была статья о гражданских ликвидаторах, был разработан еще в 90-х годах. В 1999 году Государственная дума второго созыва его приняла… Но Борис Ельцин наложил вето на этот закон. Президент посчитал, что в казне не хватит денег на льготы для людей, рисковавших жизнью во имя Родины.
Сегодня этот документ снова находится на рассмотрении в Госдуме. И есть надежда, что в текущем году закон о гражданах из подразделений особого риска снова будет принят депутатами.
lito.ru/text/58076
__________________
УЛПА -1986г.
NiJEGOROD вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2012, 11:08   #3
NiJEGOROD
Участник
 
Аватар для NiJEGOROD
 
Регистрация: 18.04.2011
Адрес: Нижний Новгород
Возраст: 55
Сообщений: 30
Включить репутацию: 224
По умолчанию

В номере 8/2004


Власть и Я

Чернобыль на “Красном Сормове”




...Случилось это страшное событие более 30 лет назад. Но лишь в последние годы его подробности стали достоянием общественности. Немалая заслуга в этом моего собеседника Александра Александровича Зайцева. Ему за 60. Но он энергичен, целеустремлен, всегда на людях. Именно Зайцев несколько лет назад создал в Нижнем Новгороде общественное объединение “Январь-70”, в которое вошли участники ликвидации аварии на атомной подводной лодке К-320. А произошла эта трагедия не где-нибудь в бескрайнем океанском просторе, а в полуторамиллионном городе, прямо на стапеле сборочно-монтажного цеха завода “Красное Сормово”.

Впрочем, предоставим слово непосредственному свидетелю и участнику тех зловещих событий.

— Было воскресенье, 18 января, — вспоминает Александр Александрович, — я тогда работал в должности главного строителя отдела главного строительства кораблей. Это — технический руководитель, который ведет свое судно с закладки до спуска на воду и испытаний. Так вот, в тот день в цехе находились две подводные лодки: К-308, которая готовилась к спуску, и наша К-320, на которой должны были производиться испытания первого контура реактора. Мы все гордились своей субмариной. Она была седьмой по счету атомной подлодкой, создаваемой на “Красном Сормове”, и первой в мире с подводным стартом ракет.

Все шло в штатном режиме. Но случилось непредвиденное. Как выяснилось впоследствии, из-за халатности персонала и конструкторско-технологических недоработок произошел несанкционированный запуск реактора. Он буквально мгновенно заработал на полную мощность. Не выдержали заглушки первого контура. Вырвало тяжеленную крышку люка подлодки. Она разбила стеклянный фонарь цеха на высоте 60 метров. Мощный радиоактивный фонтан воды и пара окатил все вокруг — стоящую рядом подлодку К-308, стены, потолки и полы сборочного цеха. Ну и, конечно, людей. А их в это время находилось в помещении 156 человек.

Самопроизвольная цепная реакция длилась десять секунд. Котел раздулся, как пузырь, но, выбросив избыточное давление, к счастью, не взорвался. Зато общая зараженность цеха составила 75 тысяч кюри, огромная доза!..

Это сегодня, после горького опыта Чернобыля, мы с уважением и опаской относимся к радиации. А тогда...

Тогда, успокоившись и умывшись холодной водой, все разошлись по домам. Лишь спустя сутки у людей стали собирать и сжигать находившуюся на них в тот день одежду и обувь... О серьезной радиоактивной аварии на “Красном Сормове” тут же сообщили зарубежные радиостанции. В Нижнем Новгороде же (тогда Горьком) о произошедшем не узнал никто. Так, прошел слушок, что нескольких рабочих-судостроителей обожгло паром из котла сухогруза (официально сормовичи строили только баржи и сухогрузные самоходки, а не новейшие атомные подводные ракетоносцы).

Как же на самом деле дальше развивались события?

— Сутки после произошедшего, — продолжает свое повествование Зайцев, — нас не пускали в цех. Там работали дозиметристы. А 20 января пригласили на совещание. На нем присутствовали академик Александров, наш министр Бутома, директор завода Юрьев. Вел заседание академик Александров, творец этого реактора. Держал себя он просто, говорил откровенно: “Ребята, случилась беда. Но вы же судостроители! Надо помочь быстро провести дезактивацию. Мы должны с вами во что бы то ни стало вовремя сдать эту подлодку. Ведь год-то особенный...”

Тот, 1970-й, действительно был особенным, годом 100-летия В. И. Ленина, и сормовичи искренне хотели отметить эту годовщину досрочной сдачей боевого корабля, порадовать защитников морских рубежей Родины. Но удивляло другое. Ведь к моменту происшествия на К-320 уже был сформирован флотский экипаж, и моряки могли поучаствовать в ликвидации последствий аварии, и в частности дезактивацию сделать быстро и профессионально. Для этого у них были и специалисты, и средства. Но... руководство ВМФ запретило военным морякам даже близко подходить к загрязненной радиацией субмарине...

Потому-то и вынужден был уважаемый светила обращаться с просьбой к простым судостроителям, малярам, крановщикам, судовым уборщикам. Правда, он накануне сам лично вместе с Бутомой и Юрьевым побывал на месте “хлопка”. Потом дозиметристы рассказывали, что снятая с них одежда “зашкаливала”... Словом, мужик не из робкого десятка. Сормовичи уважают таких. Потому и слушали с доверием.

— Прошу вас, — говорил Александров, — помогите. Не скрываю, дело опасное. Я не медик, но с Курчатовым мы на практике замечали: если выпить немного перед началом, а после завершения — до полного... То будете живы. И денег дадим вам...

Такой разговор, по воспоминаниям Зайцева, вел академик с корабелами. И они ответили согласием. В первой группе добровольцев из 18 человек был и Александр Зайцев. Им была поставлена задача расчистить проход к радиоактивной подлодке. Ну и, естественно, послужить примером для остальных.

— И сколько же вам платили? — интересуюсь я.

— По пятьдесят рублей на брата в день, — ответил Александр Александрович, — работали два дня по четыре часа. Считай, заработали по целой сотне. По тем временам это была существенная сумма. Ну и, конечно, спирта и закуски было вволю! Но знаете, не ради этого шел я. Нет. Я любил свою работу. И на рисковое дело бросала молодость, романтика. Так уж воспитаны были...

Взволнованный откровенными словами собеседника, оценивая тогдашнюю ситуацию с позиций и ценностей сегодняшнего дня, продолжаю свое сумбурное и не совсем корректное интервью:

— С помощью каких приборов и механизмов проводили вы дезактивацию?

— Механизмы такие: ведро, швабра и тряпка, — ухмыляется Зайцев, — ими и мыли борта подлодки, стапели, полы и стены цеха. А дозиметристы потом за нами проверяли. Если не фонит, хорошо, а затрещит — перемывай заново.

— И куда же всю смытую радиоактивную грязь девали?

— Известно куда, в Волгу, она, матушка, все принимала...

— А сколько в живых осталось из вашей первой добровольческой команды?

— Как в известной песне: “Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят...” Да, только трое и выжило... Сейчас я хорошо понимаю, почему погибло большинство. Было так: нас одели в робу, на ноги — деревянные башмаки, на нос и рот — специальные повязки. Вошли мы первыми в огромный цех и замерли. Мертвая тишина. Силуэты гигантских подводных кораблей. Обстановка, прямо скажем, жуткая. В волнении большинство из нас закурили, сняв, естественно, повязки со рта и носа. Я же некурящий. Дышал через марлю. Это мы сейчас знаем, как смертельна попавшая в легкие радиоактивная пыль. Тогда об этом никто и не подумал...

Никто тогда не задумался и вот о чем: громадный сборочный цех был разделен тонкой перегородкой на две секции. В одной стояли на стапелях уже упомянутые две подлодки. Их после ядерного “хлопка” и окружающую территорию цеха начали дезактивировать. В другой же части цеха за перегородкой собиралась третья подводная лодка 671-го проекта, ракетно-торпедная. Тут постоянно работало до полутора тысяч человек. Их труд не прекращался ни на день. Как-то само собой считалось, что тонкая кирпичная перегородка защитила судостроителей от проникновения радиации. А ведь все случилось под одной крышей. И обе половины цеха соединяли огромные ворота, общими были вентиляция и водоснабжение...

Печальное прозрение пришло скоро, как только люди стали умирать от лучевой болезни...

Но в те дни весь коллектив завода жил одной целью: в срок сдать ВМФ боевые корабли. Завершили дезактивацию, заменили аварийный реактор на новый. И сдали заказчику обе подлодки.

В тот же год Александр Зайцев почувствовал на себе последствия облучения. Слег в больницу. Врачи настойчиво посоветовали уйти с завода. Послушался. Но хватило не надолго. Не мог без любимого дела. Вернулся опять на “Красное Сормово”. Снова строил подлодки. Лично участвовал в сдаче шести из них — на базах в Североморске, на Балтийском и Черном морях.

Два с половиной десятилетия гриф строгой секретности лежал на событиях января 70-го. О случившемся напоминали лишь участившиеся похороны причастных к ЧП людей.

Только к середине девяностых годов вновь возникли разговоры и дискуссии о пережитой беде. А повод к тому был серьезный.

— В это время, — говорил Александр Александрович, — в нашей стране появилась узаконенная категория людей с определенными льготами — ветераны подразделений особого риска. В нее были включены испытатели Тоцкого полигона, работники некоторых заводов Министерства обороны, на которых случались аварии ядерного характера. И я с удивлением как-то узнал, что этот статус получили и 14 военпредов завода “Красное Сормово”. А должен сообщить, что впервые в нашем цехе они побывали лишь 18 февраля, то есть спустя месяц после “хлопка”, когда вся радиационная опасность нами была уже устранена. К тому же двое из них получили за это и ордена Мужества! Меня и всех участников событий это возмутило. Тогда-то и решили мы объединиться в общественную организацию “Январь-70” и бороться за восстановление справедливости, за то, чтобы положенные по закону льготы получили все, кто пострадал и активно участвовал в ликвидации аварии на атомной подлодке К-320. Нельзя с двойным стандартом подходить к подвигу людей! Военным почему-то присваивают статус ветеранов подразделений особого риска, а проявившим настоящий героизм и самопожертвование гражданским — нет. Это несправедливо!

Со свойственной ему настойчивостью Зайцев начал стучаться во все двери. Выступал в газетах, по телевидению. Бывал на приемах у местных и московских начальников. Справедливости ради следует отметить, что тревоги и заботы сормовича практически находили поддержку во всех властных инстанциях. Бывшие нижегородские губернаторы Немцов и Скляров всем ликвидаторам сормовской аварии присвоили звание “Ветеран труда” и обеспечили их бесплатным проездом на транспорте по территории области. Словом, сделали все, что в их компетенции.

Чуткость и заботу проявил о корабелах полпред Президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. С его помощью Александр Зайцев смог не раз побывать в Администрации Президента. Там внимательно выслушали его и сделали соответствующие запросы в правительство России и пообещали дальнейшую помощь.

Нашел дорогу настойчивый руководитель общественного объединения “Январь-70” и в Государственную Думу.

— Меня, — рассказывает Александр Александрович, — горячо поддержали депутаты Государственной Думы второго созыва Беклемищева, Громов, Варенников и многие другие. Я вошел в рабочую группу Комитета по делам ветеранов и принимал участие в подготовке закона, который бы уравнивал военных и гражданских в правах получения статуса ветеранов подразделений особого риска. В конце 1999 года этот закон был принят Государственной Думой в трех чтениях и одобрен Советом Федерации. Но... Борис Ельцин в последние дни своего правления наложил на него президентское вето. Какой-то чиновник дал ему справку о нехватке денег в казне на это. На роскошное содержание гаранта и его домочадцев огромные суммы в бюджете нашлись. На поддержку же ликвидаторов атомной аварии пожалели. Тогда нас, гражданских “атомщиков”, было пять тысяч человек по России. Сейчас осталось в живых лишь 1800 человек. А из 750 сормовичей, принимавших участие в ликвидации последствий ЧП на подлодке К-320 и голыми руками собиравших радиоактивную пыль, в живых менее 400 человек! И в основном это очень больные люди. По проекту закона им достается немного. Они получают право на 30-процентную прибавку к базовой пенсии, лечебное питание, санаторно-курортное лечение. И — бесплатное захоронение...

Большие надежды возлагает Александр Александрович на новую Думу. После очередной поездки в Администрацию Президента РФ он собирается встретиться с Борисом Грызловым и попытаться “пробиться” к Владимиру Владимировичу Путину. В этом намерении его поддержал Председатель областного Законодательного Собрания Евгений Люлин. В областном парламенте сейчас готовится соответствующее письмо на имя Председателя Государственной Думы.

— Сормовичи в декабре в большинстве своем голосовали за “Единую Россию”, — говорит Зайцев, — поддержали на президентских выборах Владимира Путина. Мы верим, что новый российский парламент и нынешний руководитель страны восстановят справедливость и не дадут в обиду тех, кто положил свою молодость и здоровье на алтарь Отечества.

Нижний Новгород

http://archive.russia-today.ru/2004/no_08/08_me_1.htm
__________________
УЛПА -1986г.
NiJEGOROD вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2012, 11:18   #4
NiJEGOROD
Участник
 
Аватар для NiJEGOROD
 
Регистрация: 18.04.2011
Адрес: Нижний Новгород
Возраст: 55
Сообщений: 30
Включить репутацию: 224
По умолчанию

К-320, Б-320 Проект 670:
http://www.deepstorm.ru/DeepStorm.fi...-320/K-320.htm
__________________
УЛПА -1986г.
NiJEGOROD вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2012, 11:28   #5
NiJEGOROD
Участник
 
Аватар для NiJEGOROD
 
Регистрация: 18.04.2011
Адрес: Нижний Новгород
Возраст: 55
Сообщений: 30
Включить репутацию: 224
По умолчанию

"Новая газета"

№ 38 от 7 Апреля 2012 года
Новости

В Н.Новгороде 1 июня будет открыта мемориальная доска ликвидатору радиационной аварии на заводе "Красное Сормово"
В Нижнем Новгороде в среду будет открыта мемориальная доска ликвидатору радиационной аварии на заводе "Красное Сормово" Александру Зайцеву.

Об этом сообщает пресс-служба губернатора и правительства Нижегородской области.

Согласно сообщению, доска будет установлена на доме №9 по ул. Холмистая (Сормовский район) нижегородским региональным отделением "Движения поддержки флота" и общественной организацией "Январь-70".

Для участия в мероприятии приглашены ветераны завода "Красное Сормово", ветераны-подводники, представители военно-морских частей и соединений, дислоцированных на территории Нижегородской области, ветераны ВМФ, преподаватели и курсанты Нижегородского речного училища.

А.Зайцев родился 23 апреля 1937 года. В 1960 году окончил Горьковский Политехнический институт по специальности инженер - кораблестроитель; с марта 1960 года - завод Красное Сормово, мастер цеха СК-2; с июня 1962 года - строитель отдела главного строителя в группе головной атомной подлодки проекта 670 "Скат"; с 1963 года - старший строитель - ответственный сдатчик, сдавал ПЛ 633 проекта "С-350" и ПЛ 651. На момент ядерно-радиационной аварии на АПЛ К-320 - старший строитель по корпусу серийных субмарин проекта 670 "Скат" на стапеле цеха СКМ. На дезактивации первый раз был 23 января 1970 года, через пять дней после взрыва, в составе группы из 18 человек под руководством заместителя начальника цеха СКМ Н.С. Жаркова. Последние 16 лет - Председатель Общества ликвидаторов радиационной катастрофы "Январь-70".

Радиационная авария на заводе "Красное Сормово" произошла 18 января 1970 года.
__________________
УЛПА -1986г.
NiJEGOROD вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2012, 12:17   #6
Rentgen
Участник
 
 
Регистрация: 27.02.2006
Сообщений: 4,477
Включить репутацию: 1402
По умолчанию

Цитата Сообщение от NiJEGOROD:
В номере 8/2004



— Прошу вас, — говорил Александров, — помогите. Не скрываю, дело опасное. Я не медик, но с Курчатовым мы на практике замечали: если выпить немного перед началом, а после завершения — до полного... То будете живы. И денег дадим вам...

— Сормовичи в декабре в большинстве своем голосовали за “Единую Россию”, — говорит Зайцев, — поддержали на президентских выборах Владимира Путина. Мы верим, что новый российский парламент и нынешний руководитель страны восстановят справедливость и не дадут в обиду тех, кто положил свою молодость и здоровье на алтарь Отечества.

Нижний Новгород

http://archive.russia-today.ru/2004/no_08/08_me_1.htm
Не дали в обиду ?
23.06.2007
...
Взрыв реактора АПЛ
ЖЕРТВАМИ НЕ СЧИТАТЬ.
ЛЬГОТ НЕ ДАВАТЬ!
РОДИНА - МАТЬ НЕ ХОЧЕТ ПРИЗНАВАТЬ ТЕХ,
КТО ЛИКВИДИРОВАЛ ЯДЕРНУЮ АВАРИЮ

НА ЗАВОДЕ «КРАСНОЕ СОРМОВО»
Rentgen вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.07.2014, 08:30   #7
Илья_001
Участник
 
Аватар для Илья_001
 
Регистрация: 13.08.2009
Адрес: Порт пяти морей
Сообщений: 1,762
Включить репутацию: 632
По умолчанию

В Нижнем Новгороде открыли мемориальную доску Александру Зайцеву
В Нижнем Новгороде сегодня открыли мемориальную доску в память об Александре Зайцеве. Он был одним из ликвидаторов ядерно-радиационной аварии на заводе "Красное Сормово" и создателем общества ликвидаторов этой катастрофы "Январь-70".


Взрыв произошел 18 января 1970 года при строительстве атомной подлодки "К-320". Мемориальную доску установили на доме №9 по улице Холмистая, где жил Александр Зайцев. В торжественном митинге приняли участие члены его семьи, ветераны завода "Красное Сормово", представители военно-морских частей и курсанты речного училища.

http://nnovgorod.rfn.ru/rnews.html?id=64791&cid=7
Изображения
Тип файла: jpg Зайцев.jpg (36.1 Кб, 6 просмотров)
Илья_001 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.07.2014, 16:42   #8
Rentgen
Участник
 
 
Регистрация: 27.02.2006
Сообщений: 4,477
Включить репутацию: 1402
По умолчанию

Цитата Сообщение от Илья_001:
В Нижнем Новгороде открыли мемориальную доску Александру Зайцеву
В Нижнем Новгороде сегодня открыли мемориальную доску в память об Александре Зайцеве. Он был одним из ликвидаторов ядерно-радиационной аварии на заводе "Красное Сормово" и создателем общества ликвидаторов этой катастрофы "Январь-70".


Взрыв произошел 18 января 1970 года при строительстве атомной подлодки "К-320". Мемориальную доску установили на доме №9 по улице Холмистая, где жил Александр Зайцев. В торжественном митинге приняли участие члены его семьи, ветераны завода "Красное Сормово", представители военно-морских частей и курсанты речного училища.

http://nnovgorod.rfn.ru/rnews.html?id=64791&cid=7
Вы уверены,что за три, прошедших с открытия года,мемориальную доску не "закрыли" ?
01.06.2011 17:20
Ядерную аварию на “Красном Сормове” ликвидировали женщины
Цитата:
Это, пожалуй, была единственная в мировой истории ядерная авария, в ликвидации которой были задействованы женщины — крановщицы, маляры, изолировщицы… Все они получили немалые дозы.

Последний раз редактировалось Rentgen, 21.07.2014 в 16:53.
Rentgen вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.07.2014, 17:02   #9
Rentgen
Участник
 
 
Регистрация: 27.02.2006
Сообщений: 4,477
Включить репутацию: 1402
По умолчанию

Еще одна "свежая новость":
Заявление мэрии Нижнего Новгорода об установке памятника "чернобыльцам" ликвидаторы опровергли
Цитата:
В мэрии заявляли, что в настоящее время департамент архитектуры и градостроительства совместно с департаментом культуры завершают работу над проектом мемориала и определяются с площадкой, где разместится памятник. Все расходы по изготовлению и установке взяло на себя нижегородское отделение Союза "Чернобыль", отмечали в мэрии.

По данным областного правительства, в Нижегородской области проживает около 5000 человек, принимавших участие в ликвидации последствий аварии в Чернобыле.
Rentgen вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.03.2017, 12:38   #10
NiJEGOROD
Участник
 
Аватар для NiJEGOROD
 
Регистрация: 18.04.2011
Адрес: Нижний Новгород
Возраст: 55
Сообщений: 30
Включить репутацию: 224
По умолчанию

Открытие единственного памятника Нижегородцам УЛПА ЧАЭС:http://rutube.ru/tracks/2828632.html
Открыт он был 11 сентября 2009 г.
__________________
УЛПА -1986г.
NiJEGOROD вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 04:49.


© 2004—2011 МОО "Центр "Припять.ком". Все права защищены. | Обратная связь | Разработано Initial.
При использовании информации в письменном или электронном виде, ссылка на www.pripyat.com обязательна.
Наши друзья: ремонт ноутбуков Topix 



Рейтинг@Mail.ru

Музей киевского метро